165

Таблетка от малярии, укол в живот: как в Коми лечат пациентов с COVID-19

Сыктывкарка провела две недели в Республиканской инфекционной больнице и рассказала о специфическом лечении коронавируса.
Сыктывкарка провела две недели в Республиканской инфекционной больнице и рассказала о специфическом лечении коронавируса. © / pixabay.com

Ольга Попова из Сыктывкара недавно переболела новой коронавирусной инфекцией. 40-летняя женщина две недели провела в Республиканской инфекционной больнице. Вот что она рассказала.

Про болезнь

«Поступила в палату в тяжёлом состоянии. Ощущение, будто на грудь кто-то наступает, - воспоминает Ольга. - Поначалу была сильная одышка, особенно когда начинала двигаться, ходить. Разговаривать совсем не могла, поэтому с врачами и персоналом общалась жестами, родным не звонила, только писала сообщения. Через пару дней в больнице у меня начался сильнейший кашель (бедные соседи по палате, мой кашель не давал им спать).

Пациенты довольны больничными условиями. Фото: АиФ/ Ольга Попова

Кстати, в палате нас лежало четверо. Моя соседка — женщина лет 60, у неё диабет. Постоянно находилась под кислородной маской. Все женщины приехали из сельских районов. Они говорят, что нам очень повезло, что мы попали на лечение именно сюда. Хорошие условия, врачи и санитарки стараются».

Про лечение

«Лечение при короновирусе специфическое, - продолжает сыктывкарка. - Мне капали антибиотик в катетер, в живот — укол, плюс таблетка от малярии и лекарство для желудка. Сразу хочу предупредить любителей делать компьютерную томографию: одно КТ равно 1200 рентген снимкам. Это колоссальная нагрузка на  ослабленный организм. Поэтому ковидным больным за всё время лечения делают не более трёх КТ.

На третий день к нам в палату поступила девушка из роддома. После родов у неё выявили коронавирус. Привезли к нам вечером, температура 39,7. Сама ходить не могла, санитары под руки заводили в палату. К счастью, через пару дней ей стало легче».

Про больницу

По словам Ольги Поповой, ковидное отделение (их в республиканской инфекционке два: ковид 1 и ковид 2) отличается от привычных больничных палат. Медперсонал приходит к пациентам полностью в обмундировании, спецкостюмах и в резиновых сапогах.

Медперсонал приходит к пациентам полностью в обмундировании, спецкостюмах и в резиновых сапогах. Фото: АиФ/ Ольга Попова

«На всю палату у нас огромное окно, снизу оно на треть заклеено. Окно выходит в коридор отделения, в него стучат нам или мы к медсёстрам, если что-то нужно. Еду нам ставят в специальный стеклянный шкафчик. Дверцу — шлюз, можно открывать только с одной стороны: или пациенты, или персонал. Разговариваем через стекло», - говорит сыктывкарка.

Еду ставят в специальный стеклянный шкафчик. Дверцу — шлюз, можно открывать только с одной стороны: или пациенты, или персонал.Фото: АиФ/ Ольга Попова

Про чеснок и мандарины

«Кормят пациентов очень хорошо, но можно заказывать передачи. Родственников в отделение не пускают. Передачи берут прямо на улице у порога больницы. Большинство пациентов заказывают родным чеснок и мандарины. Говорят, что эти продукты помогают организму быстрее восстанавливаться после коронавируса. Кстати, только здесь, в больнице я в прямом смысле слова почувствовала жизнь на вкус. Как и у многих пациентов в нашем отделении у меня пропадали вкусовые рецепторы. Мне было абсолютно всё равно,  какой чай я пью и с чем. Вкуса всё равно нет! Только через несколько дней я стала различать вкус каши и супа», - признаётся Ольга.

Большинство пациентов заказывают родным чеснок и мандарины. Фото: АиФ/ Ольга Попова

Очередь на КТ и болеющие дети

«Перед выпиской всем переболевшим коронавирусом делают КТ. В одно утро нас загрузили в больничный УАЗик и повезли на томографию. На месте заходим в тамбур — маленький коридорчик перед кабинетом, где делают КТ. Тут нас 12 человек, присесть некуда, сидят только старенькие бабушки. Пока стояла в очереди, разговорилась с женщиной. Их привезли ещё раньше нас, они даже позавтракать не успели. Ждут своей очереди уже третий час. Если привозят тяжёлого пациента, то ему КТ делают без очереди. В итоге люди сидят здесь по пять часов!» - делится женщина.

Люди сидят в очереди на КТ по пять часов. Фото: АиФ/ Ольга Попова

«Вот и мы просидели три часа, а снимок нам так и не сделали. Сели в скорую и поехали обратно в инфекционку. Снимки смогли сделать только на следующий день», - вспоминает Ольга Попова.

Она также рассказала, что за несколько дней до выписки в её отделение стали поступать дети из психоневрологического интерната в Кочпоне. В последние три дня ребят из интерната (в основном подростков 12-14 лет) привозили по два-три человека.

Если привозят тяжёлого пациента, то ему КТ делают без очереди. Фото: АиФ/ Ольга Попова

Жизнь после ковида

Сейчас, когда я уже дома, постковидный синдром меня до сих пор не отпускает: слабость после физических нагрузок и тошнота остаются. Но главное, это то, что я стала ценить жизнь. Я радуюсь тому, что могу прогуляться по улице или обнять дочь.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах